Украина занимает 6-е место в мире по запасам каменного угля. При докризисном уровне добычи (80 млн. тонн рядового угля в год), разведанных запасов стране хватит еще на 300 лет. Причем запасы варьируются от антрацита до бурого угля, включая как энергетический, так и коксующийся уголь. Но за последние 2 года Украина превратилась в нетто-импортера энергетического угля и вынуждена импортировать дорогой антрацит из Южной Африки.

Добыча товарного угля в 2011-2015 гг., млн тонн

Добыча угля резко упала с началом военных действий на Донбассе во второй половине 2014 г. Если по итогам 2014 г. она сократилась на 29%, в сравнении с докризисным 2013 г., то уже по итогам 2015 г. составляла меньше половины докризисного уровня (64,4 и 29,9 млн тонн товарного угля в 2013 и 2015 соответственно ). Несмотря на относительное перемирие и остановку активных военных действий на Донбассе, ситуация с добычей угля в 2016 г. по прежнему катастрофическая. Уровень добычи угля в первом полугодии 2016 г. составил только 44,1% в сравнении с первым полугодием 2014 г. (до начала военных действий на Донбассе).

Пост-майданные власти в разы сократили государственную поддержку угольной отрасли, целенаправленно ведя ее к гибели. В 2016 году (по сравнению с 2013 годом):

  • господдержка на покрытие затрат по себестоимости готовой угольной продукции уменьшилась в 53,2 раза (с 13301,9 до 250,0 млн. грн.);
  • на реструктуризацию угольной и торфодобывающей промышленности выделено в 4,2 раза меньше средств (305,6 против 1291,0 млн грн.);
  • финансирование горноспасательных мероприятий сократилось в 1,5 раза (с 434,4 до 290,0 млн грн.);
  • полностью прекращено финансирование работ по оснащению шахт приборами контроля за шахтной атмосферой и параметрами дегазации (в 2013 г. – 65,0 млн грн.);
  • на финансирование научных исследований в сфере энергетики направлено всего 6,5 млн грн (против 34,7 млн грн.).

Большинство угля добывается пневматическими молотками, уровень механизации добычи очень низкий. Это отсутствие механизации в сочетании с трудными условиями угольных месторождений приводит к низкой производительности, плохой экономической рентабельности, а также высоким показателям аварийности и смертности. Инвестиции в шахты способны сделать добычу угля прибыльной даже при нынешних низких ценах на энергоресурсы в мире, и на уголь в частности. Но власть решила добить украинскую угледобычу и не выделять средства на ее поддержку и развитие, тем самым подрывая энергобезпасность страны. В результате Украина лишится единственного имеющегося в избытке ископаемого вида топлива, который заменит дорогой импортный уголь, а десятки тысяч работников углепрома потеряют рабочие места и возможность своим трудом зарабатывать себе на достойную жизнь.

Новая власть совершенно не верит в перспективы угольной отрасли. На господдержку строительства угольных объектов в 2016 году направлено всего 100 млн. грн. (в 3,6 раза меньше, чем в 2013 году – 364,3 млн. грн.). Все они должны были пойти на единственную строящуюся за годы независимости шахту – «Нововолынская №10». По проектной документации при достаточном финансировании она могла бы быть достроенной в 2017 году, а уже с 2018 года – могла бы дать стране 0,9-1,0 млн. тонн. Но постреволюционные министры не жалуют этот объект своим вниманием. Предыдущий министр В.Демчишин заявил, что строительство должно быть заморожено, а нынешний – И.Насалик – летом перебросил 50 млн. грн. (т.е. половину ее годового финансирования) на выплату долгов по зарплате.

Долги по зарплате остаются ключевой проблемой угольщиков. Неспособность организовать своевременную выплату заработной платы уже привела к тому, что в последние два года запущена специальная бюджетная программа – «погашение» долгов по зарплате. В прошлом году на нее было выделено 200 млн грн (чтобы рассчитаться с долгами на 1.01.2015). В 2016 году масштаб проблемы вырос в 2,5 раза – до 500 млн грн.

Невзирая на десятки миллионов уже перечисленных средств (И.Насалик постоянно «маневрирует», бросая деньги то одним, то другим объединениям, чтобы не допускать роста задолженности до 4-5-тимесячного уровня) – проблема не решена. По состоянию на 1 июля долги перед шахтерами составляют 523,7 млн грн, увеличившись только за июнь месяц на 16,8%. Более 97% задолженности приходится на экономически активные, т.е. работающие и отгружающие продукцию предприятия, выручка от реализации которых расходится на все, что угодно, кроме погашения долгов по зарплате и обеспечения их своевременной выплаты.

Тяжелый труд шахтеров крайне недооценен. В июне 2016 года средняя зарплата в угольной отрасли составила 6871 грн. Это примерно 236 евро, или в 9 раз меньше, чем у шахтера в Польше!

Низкие зарплаты, тяжелые условия труда и его непрестижность, непродуманная политика закрытия шахт и военный конфликт на Донбассе привели к тому, что за годы независимости численность работающих в угольной отрасли сократилась в 8,2 раза (с 864 до 106 тыс. человек).

Выводы

Нынешние украинские власти системно уничтожает отрасль, добывающую единственный энергоноситель, по которому мы можем быть (и еще пару лет назад - были) импорто-независимыми.

Крайне неразумно так бесхозно вести себя в отношении угледобычи – ведь Украина располагает шестыми в мире запасами каменного угля.