В ежегодном отчете Президента ЕСПЧ Г. Раймонди Украина в очередной раз предстала в неприглядном свете по части нарушений / несоблюдений прав человека, которые традиционно являются большой имиджевой и правовой проблемой для Украины.

Согласно данным ЕСПЧ, на 1 января 2017 года в Европейском суде по правам человека ожидают рассмотрения 79750 исков, 18131 из которых – против Украины (22,8% от общего числа исков). За один только год «украинская нагрузка на ЕСПЧ выросла более чем на 4000 дел!

Украина из года в год продолжает обновлять свой антирекорд. Если в 2006-2013 годах удельный вес украинских истцов составлял от 6,8% до 13,3%, то после революционной смены власти претензии к правовой системе страны со стороны ее граждан не только не уменьшились, но и заметно возросли. В 2014 году 19,5% всех исков на континенте было подано против Украины, в 2015 году – 21,4%, а к концу 2016 года «лидерство» еще более укрепилось (22,8%).

При этом отрыв от наших ближайших «преследователей» продолжает увеличиваться. От идущей на втором с конца месте Турции нас отделяет целых 7% ( 12600 исков, 15,8%). РФ, которая еще год назад занимала второе место после Украины (с 14,3% дел) и была удобным фоном для сравнения для нынешней власти – опустилась на 4 место с 9,3% (7400 дел, или почти в 2,5 раза меньше, чем по Украине).

В этом аспекте не сильно радует, что по количеству вынесенных против Украины решений страна сохранила четвертое место с конца (73 решения), «уступая» России (228), Турции (88) и Румынии (86).

Этот оптимистический показатель не учитывает, что 73 проигранных дела – это только вершина айсберга с нарушением прав человека в Украине:

  • еще по 482 жалобам, понимая бесперспективность «упираться» - государство согласилось признать свою вину и выплатить запрашиваемую заявителем сумму (по этому показателю Украина – второй нарушитель прав человека – добровольный «признаватель» после Италии, у которой 811 таких дел).
  • еще по 456 жалобам Украина предложила заявителям механизм дружественного урегулирования спора, подав инициативу о сумме компенсации взамен на снятие претензий истца к государству. По таким делам – страна стала безусловным лидером на континенте.

Таким образом, на самом деле, Украина проиграла 1011 дел о нарушении прав человека (непосредственно в суде или через добровольное признание вины).

Львиная доля из 73 дел, где Украина боролась до конца, но проиграла (27) – по поводу неправомерного избрания отечественными судами мер пресечения. В этом аспекте у Украины уже в ближайшее время есть значительный «потенциал для роста». Выписывание очередных «двух месяцев» для арестованных по делам, которые разваливаются на ходу – привычное решение для спарки «прокуратура - суд». Характерные пример – дело бывшего главы фракции ПР А.Ефремова, которого Печерский суд Киева арестовал 1 августа 2016 года на срок до 28 сентября, невзирая на то обстоятельство, что экс-нардеп ранее мог, но ни разу не воспользовался возможностью скрыться и регулярно принимал участие во всех следственных мероприятиях. Затем этот же суд по ходатайству прокуратуры продолжил срок пребывания под стражей до 24 ноября, затем – до 22 января 2017 года, а впоследствии - до 15 марта. Впоследствии «инициативу перехват» Старобельский районный суд Луганской области, который, не дожидаясь 15 марта, на заседании 28 февраля «добросил» бывшему депутату еще два месяца, продлив арест до 28 апреля… Такие решения в отношении менее известных персон – штампуются сотнями, если не тысячами, и практически по всем из них – кто решается оспаривать их в ЕСПЧ – Украину признают неправой с присуждением пострадавшим денежной компенсации.

Аналогичная чехарда творится с залогами: крупные коррупционеры нередко получают возможность находится на время следствия за символические деньги (нередко – меньше суммы взятки, на которой «погорели»), другим назначаются суммы, на порядки превышающие их состояния, третьим – суды могут без обоснования в 20-100 раз снизить сумму, определенную прокуратурой как размер ущерба…

Еще три заметные «ахиллесовые пяты» с соблюдением прав человека – неприятие государственными структурами мер эффективного расследования, права на справедливый суд и разумные сроки продолжительности судебного процесса, а также условия содержания под стражей. Расследования, длящиеся годами и нередко прекращаемые в силу истечения срока давности, такие же «неспешные» суды, когда истец может 2-3-4-5 лет идти по судебными инстанциям, а в конечном итоге получить в кассации возврат своего дела на пересмотр суду первой инстанции – абсолютно не новость для тех , кто хоть раз сталкивался с отечественной правоохранительной или судебной системой.

Еще чувствительней эта проблема для тех, кто все это время проводит в СИЗО. Для них депутаты впопыхах приняли «закон Савченко», но он имел обратный эффект, отпустив на свободу рецидивистов-убийц, грабителей, насильников (что спровоцировало резкий рост преступности), либо одиозных личностей (устроившего «сафари на человека» бывшего нардепа В.Лозинского, судью-колядника И.Зварича, мошенника «с особыми лечебными талантами» «Доктора Пи»).

Статистика и решения ЕСПЧ – это реальный маркер с соблюдением принципа верховенства права в стране. По сути, это объективная и незаангажированная оценка трем реформам, которые власти считают практически завершенными и крайне успешными либо, как минимум, идущими в правильном направлении: реформу полиции, судебной и пенитенциарной системы. На самом деле, под видом реформы все три системы значительно ослаблены:

  • Полиция, потерявшая в результате переаттестации и люстрации наиболее опытные и квалифицированные кадры (особо чувствительно – в сфере уголовного розыска, борьбы с организованной преступностью), не просто демонстрирует низкое качество работы (это было бы еще полбеды). Она не только не способна обеспечить защиту прав и свобод граждан, защитить их от разгула криминалитета в масштабах, невиданных с «лихих 90-х» - она еще и сама становится источником опасности для граждан, нарушителем прав человека и примером неадекватности поведения.
  • Переаттестация по сути не дала никакого эффекта (наоборот, фильтр удачно пропустил через себя в «новую полицию» даже такие явления, как полицейского-педофила или полицейского наркоторговца, реализовывавшего товар прямо у райотдела), а новая патрульная полиция – по замыслу грузинских реформаторов, призванная «привести на службу достойных и добросовестных» - пополнилась патрульными-наркоманами, алкоголиками и взяточниками, в результате чего она за год растеряла не только половину состава, но и большую часть доверия населения…
  • Под видом т.н. «судебной реформы» новая власть организовала коллапс судебной системы. Зачистив суды или просто выдавив на пенсию / в отставку неудобных, неподконтрольных и независимых судей, нынешнее руководство Украины получило неработающее судопроизводство и физическую невозможность для граждан добиться правосудия… из-за дефицита судей. По данным Совета судей, сейчас право осуществлять правосудие имеют всего 60% от штатной численности судей. В окружных административных судах ситуация уже критическая: судей, не имеющих права осуществлять правосудие, больше чем судей с полномочиями. В десятке судов вообще нет судей, или судей, наделенных полномочиями, в 65 судах страны – по одному «действующему» судье, в 191 суде – по два… Весь абсурд «судебной реформы» ярко проявился в свежем деле Р.Насирова, когда даже столичный Соломенский суд оказался заложником дефицита судей[1]… Как результат катастрофической нехватки судей – тысячи зависших в судах дел (на 2017 из 2016 года перешли 67,2 тыс. уголовных производств, 44,8 тыс. – административных, 171,1 тыс. – гражданских), и повод для наиболее настойчивых, пройдя все отечественные инстанции – обратиться за восстановлением своих прав в ЕСПЧ.
  • Над реформой пенитенциарной системы (а она сводится к ликвидации Государственной пенитенциарной службы и ее вливанию в состав Минюста) уже давно смеются все, кто хотя бы в общих чертах понимает принципы ее функционирования. Тюрьмы, как учреждения подведомственные прямо Минюсту (который станет первым в мире не только формирователем правовой политики, но и наказателем правонарушителей) , необходимость наделения сотрудников Минюста (гражданской доселе структуры) статусом правоохранительного органа с правом ношения и применения оружия (это будет первое подобное министерство юстиции в мире), идеи о реализации «инвестиционных проектов» по строительству новых учреждений исполнений наказаний, «государственно-частное партнерство» в этой сфере – даже сам автор данных идей, глава Минюста, П.Петренко не в состоянии объяснить, как все это должно работать, а профессионалов в этой сфере, популярно объясняющих – почему это невозможно – последовательно выживали и выживают со службы. На самом же деле подоплека т.н. «реформы» по мнению экспертов куда прозаичнее – распродать землю под тюрьмами (а по воле судьбы – это большие участки в центральной части многих городов, включая Киев, Львов, Чернигов и др.), на вырученные средства – «что-то где-то построить» ( пока нет даже приблизительного плана), параллельно обогатившись на каждой операции.… Заместительница министра Н.Севостьянова в середине февраля подтвердила: «Мы выставляем на продажу Лукьяновское СИЗО, и ищем инвестора, который построит СИЗО за городом… В будущем это ждет все крупные города». Обещая новые «европейские условия отбывания наказаний», чиновница ни словом не обмолвилась про соблюдение прав заключенных (напр., на свидания, на получение передач и медикаментов, на временное ослабление режима по состоянию здоровья) , достаточно часто оспариваемых в ЕСПЧ – видимо, в т.н. «реформе» это далеко не среди первых приоритетов.

Вместо того чтобы попытаться исправить ситуацию и хоть немного поправить крайне низкий имидж страны в глазах высшей европейской судебной инстанции – власть подбрасывает своим гражданам все новые поводы обращаться в ЕСПЧ:

  • отсрочка ратификации Римского устава и признания юрисдикции Международного уголовного суда до 2019 года (лишая права на защиту и компенсацию потерь не только пострадавших в ходе аннексии Крыма и боевых действий на востоке, но даже погибших и раненных революционеров с Майдана);
  • инициатива о возвращении прокуратуре до 2019 года полномочий осуществлять досудебное расследование, и продлении в 1,5 раза срока такого расследования (с 12 до 18 месяцев);
  • предложение о поднятии судебного сбора до такого уровня, который сделает недоступным обращение в суд для 90% граждан;
  • инициатива об установлении адвокатского взноса на таком уровне, что адвокатам с «не-киевскими» гонорарами просто придется либо прекратить работу, либо предлагать гражданам такие расценки, которые будут неподъемными и лишат их возможности воспользоваться профессиональной защитой.

Количество исков в Украине в ближайшее время будет только расти и расти. Страна предусмотрительно позаботилась о расширении контингента истцов. Уже в ближайшее время, завершив поход по национальным инстанциям, на уровень ЕСПЧ выйдут:

  • пострадавшие от закона о люстрации чиновники и работники правоохранительной системы (Минюст упрямо не замечает позиции европейских институций о том, что он в значительной мере нарушает права человека, а Конституционный Суд – очевидно, не без давления, затягивает рассмотрение вопроса о его неконституционности);
  • не прошедшие переаттестацию бывшие милиционеры (которых активисты провели через достаточно сомнительную процедуру), а также судьи, которых на тотальный фильтр переаттестации планируют отправить в рамках т.н. «судебной реформы»;
  • пострадавшие от АТО ( в январе 2017 г. уже наметился прецедент: Печерский суд удовлетворил иск двух пенсионеров из села Водяное к КМУ, Казначейству, Антитеррористическому центру СБУ, Минобороны, МВД и Нацгвардии, присудив выплатить за разрушенный сельский домик и потерянное имущество 6,7 млн. грн. На сегодняшний день государство, прикинув «масштабы проблемы», платить категорически отказалось )…
  • жертвы банкопада 2014-2016 гг., которые если и получат свои средства, то в сильно обесцененном виде, и обладатели депозитов в национализированном «Приватбанке», которых по непрозрачным критериям признали афилированными лицами и списали обязательства перед ними…

Еще хуже, чем с соблюдением прав человека, в Украине обстоят дела с исполнением решений ЕСПЧ. По мнению экспертов, от 70% до 90% решений государство попросту игнорирует, либо – если сильно «прижимают» – выполняет только решение ЕСПЧ о возмещении ущерба, причиненного в результате невыполнения решения национального суда ( это могут быть символические 2-3 или 5 тыс. евро (столько, например, отсудили уволенные якобы за нарушение присяги судьи)), но полностью игнорируют решение национального суда (которое требует выполнить ЕСПЧ), и в котором фигурируют значительно большие суммы.

Уполномоченный Украины по делам ЕСПЧ И.Лищина заявил, что в 2016 году по решениям ЕСПЧ государство выплатило 612 млн. грн., а Министр юстиции П.Петренко проинформировал, что долг по ним составляет примерно 400 млн. грн., и он может быть полностью ликвидирован уже в 2017 году.

При этом чиновники от юстиции явно лукавят, замалчивая масштаб проблемы. На брифинге, подводившем итоги работы судебной системы страны, Глава Верховного Суда Украины Я.Романюк привел значительно большие цифры: "Из тех судебных решений, которые предусматривают взыскания с государства в пользу граждан, выполнено лишь 2,2%, а задолженность государства перед нашими гражданами по выполнению решений национальных судов достигла 450 млрд. гривен"[2]. С большой долей вероятности – скоро иски по этим невыполненным национальным решениям окажутся в ЕСПЧ…

Но вместо того, чтобы системно решать эти проблемы – Правительство с завидным упорством генерирует новые поводы для исков вначале по всей цепочке национальных судов, и как финал – в ЕСПЧ:

  • признав наличие долга на 1.01.2017 по ранее принятым решениям ЕСПЧ и решениям судов, выполнение которых гарантировано государством, в размере более 7,5 млрд . грн., правительство руками Верховной Рады разрешило себе не платить по этим обязательствам деньгами, оформив на присужденные суммы финансовые казначейские векселя со сроком погашения до 7 лет, отсрочкой первого платежа на год и ставкой 9,3% годовых[3], что само по себе является дополнительным нарушением решений ЕСПЧ, требующим уплату в денежной форме;
    • сама идея с облигациями – «ноу-хау» новой власти, которая впервые апробировала ее Законом о госбюджете на 2015 год: заплатить деньгами 10%, а на 90% долга оформить векселя на 7 лет с отсрочкой платежа на 2 года и под 3% годовых;
    • в 2016 году для следующей порции получивших решение ЕСПЧ – облигации также выпускали на 7 лет, на 90% долга с двухлетней отсрочкой и под 9,5% годовых.
  • законом Украины о государственном бюджете на 2016 год установлено, что гарантированные 13 специальными законами социальные выплаты и гарантии осуществляются только в объеме, установленном КМУ исходя из имеющихся ресурсов государственного и местных бюджетов, а на плечи последних переброшено финансирование значительной порции льгот без передачи необходимого для их выплаты финансового ресурса;
  • принятыми в декабре 2016 года в «бюджетном пакете» изменениями в отдельные законодательные акты заметно сужен целый ряд ранее действовавших льгот для социально уязвимых категорий граждан;
  • две последние вышеупомянутые позиции крайне легко оспариваемы как противоречащие статье 22 Конституции Украины, и имеют хорошую перспективу для вынесения в ЕСПЧ решения не в пользу Украины.

Выводы

  1. Украина имеет не лучшую репутацию в европейских институтах не в последнюю очередь благодаря большому количеству нарушений прав человека, заставляющему граждан все чаще обращаться в Европейский суд, но и очень низкому уровню исполнения решений ЕСПЧ, и динамика последнего года свидетельствует об ухудшении ситуации в этой сфере.
  2. Резкое увеличение количества заявлений от украинцев в ЕСПЧ – следствие проваленных на практике нынешней властью, но громко объявленных успешными либо движущихся в правильном направлении реформ судебной, правоохранительной и пенитенциарной системы.
  3. Уровень исполнения судебных решений – 2,2%, долги государства перед гражданами по невыполненным решениям национальных судов – достигли 450 млрд. грн. (для сравнения – это почти 62% доходной части бюджета-2017), и все эти дела имеют шансы перейти в компетенцию ЕСПЧ.
  4. Количество исков в Украине в ближайшее время будет только расти и расти. Страна предусмотрительно позаботилась о расширении контингента истцов – за счет люстрированных чиновников, прокуроров, судей, силовиков, непереаттестованных милиционеров, пострадавших от АТО, жертв «банкопада»…
  5. Вместо того, чтобы системно решать проблемы нарушения прав человека – Правительство с завидным упорством генерирует новые поводы для исков вначале по всей цепочке национальных судов, и как финал – в ЕСПЧ: отказывается от присужденной судом денежной компенсации, сужает вопреки Конституции социальные гарантии, переводит обязательства по финансированию льгот на местные органы (большинство из которых их потянуть не в состоянии).

[1] Адвокаты ходатайствовали об отводе судьи А.Бобровника, а в суде не было ни главы суда, который бы мог определить судью для рассмотрения требований адвокатов, ни самого второго судьи, который бы мог рассмотреть это ходатайство. В понедельник, если бы ходатайство удовлетворили и А.Бобровнику дали отвод – ситуация стала бы еще комичней – понадобился бы третий судья, причем следственный судья, а их в суде кроме А.Бобровника – всего один…

[2]http://www.dsnews.ua/society/ukraina-zadolzhala-grazhdanam-po-resheniyam-sudov-450-mlrd-grn-26122016194800

[3] Для сравнения – инфляция в 2014-2016 году превысила 100%...