Кабинет Министров Украины утвердил отчет о результатах своей работы за 2016 год

За последние 10 дней правительство на двух своих заседаниях активно отчитывалось о своих достижениях и победах в 2016 году:

  • 8 февраля глава Госстата И.Вернер почти полчаса в лучших традициях позднего СССР рассказывал о росте почти во всех отраслях и регионах страны, строительном буме, увеличении капитальных инвестиций, повышении урожайности, укреплении экспортного потенциала и т.д. и т.п.
  • Спустя шесть дней его спич продолжил премьер-министр В. Гройсман, заявивший о решительном преодолении кризиса, переходе к фазе экономического роста (который существенно увеличивается из квартала в квартал), о бюджетных успехах на центральном и местном уровне, новой инфраструктуре, удвоении минимальной зарплаты и росте других социальных стандартов, масштабных реформах образования и здравоохранения, решительной борьбе с коррупцией, значительном укреплении обороноспособности. Отдельное внимание было уделено врагам-популистам, которые хоть и мешают, но им не сбить правительство с «правильного пути», ведь впереди нас ждет реализация самого амбициозного Среднесрочного плана приоритетных действий правительства до 2020 года.

На самом деле необходимо констатировать – это был такой же сложный и неудачный год, как и два предыдущих после смены власти, а все широко распиаренные якобы «победы» - это:

  • манипулирование удобными и красивыми для публики цифрами, в том числе в условиях отсутствия KPI – возможность даже «копеечное» решение объявить прорывом[1];
  • низкая база сравнения – после двузначных провалов практически по всем экономическим показателям несложно было предположить, что падение когда-нибудь прекратиться и математически будет достигнут некоторый прирост;
  • присвоение себе заслуг, к которым правительство имеет слабое отношение, либо успех достигнут вообще вопреки вредоносным решениям правительства (невзирая на то, что начиная с 1.01.2016 аграрии потеряли значительные оборотные средства из-за ограничения спецрежима НДС, им все же удалось удачно пройти посевную и собрать рекордный урожай зерновых).
  • бюрократическое бумаготворчество, когда громким словом «реформа» называют утверждение концепций или принятие решений, практическая реализация которых – дело неблизкое (напр., Экспортно-кредитное агентство и Дорожный фонд заработают в лучшем случае в 2018 году).

Правительство отчиталось о гигантских достижениях по 8 основным блокам, но ни по одному из них нельзя поставить хотя бы тройку по пятибалльной шкале:

  1. «Год макростабилизации и начала экономического роста»

По заверениям премьер-министра В. Гройсмана, в 2016 г. «украинская экономика начала вставать с колен», свидетельством чего стал рост экономики, снижение инфляции и рост заработных плат, и все это достигнуто за счет «взвешенной политики правительства и проведения первоочередных реформ».

В этой связи следует отметить следующее:

  • Во-первых, украинская экономика будет вставать с колен с такими темпами восстановления еще очень долго. Правительство гордится ростом экономики на 2,2% в 2016 г., но с учетом падения в 2014-2015 гг. на 15,8%, мы имеем падение по сравнению с 2013 г. на 13,8%. Даже если реальный ВВП вырастет на 3% в 2017 г., как ожидают в Кабмине, кумулятивное падение за 4 года новой власти составит 11,2%, а с правительственными прогнозами на среднесрочную перспективу Украина достигнет уровня 2013 г. в лучшем случае в 2021 г. Такая же ситуация со всеми ключевыми экономическими показателями (кроме растениеводства в с/х), которые еще долго будут достигать докризисного уровня (их рост достигнут с крайне низкой базы):
    • промышленное производство в 2016 году выросло на мизерные +2,4%, но по сравнению с 2013 годом – упало на 19,9%;
    • транспорт: грузооборот (+2,4% в 2016 г.) – 85,9% от уровня 2013 года, пассажирооборот (+5,4% в 2016 г.) – 85,2%;
    • строительство (+13,1% в 2016) – 80,0% от уровня 2013 года;
    • внутренняя торговля (+4% в 2016) – 75,5% от уровня 2013 года;
    • инвестиции (+16,4% за 9 мес. 2016 г.) – 86% от аналогичного периода 2013 г.
    • реальная зарплата (+9% в 2016 г.) – 86,2% от уровня 2013 г. (средняя зарплата в долларах: 246 дол в дек. 2016 г. против 444 дол. в дек. 2013 г. или в 1,8 раз ниже).
  • Во-вторых, Украине еще очень далеко до достижения макроэкономической стабилизации:
    • Сохраняется высокая двузначная инфляция (+12,4% в 2016 г.). Кумулятивная инфляция за три года новой власти превысила 100% (!). Инфляционные ожидания на 2017 г. негативные и сигнализируют об ускорении инфляции. В опросе деловых ожиданий НБУ, бизнес оценивает рост цен в 2017 г. на 16% (против 8,1% в правительственном прогнозе). Цены производителя за 2016 год выросли на 35,7%, а это – отложенная инфляция.
    • Сохраняются высокие девальвационные ожидания и колебания на валютном рынке. За 2016 г. курс гривни по отношению к доллару снизился на 16,2%, а в 2017 снизится еще минимум на 10%.
    • Продолжается системный банковский кризис. В 2016 г. рекордные за все время убытки банковской системы – 159 млрд грн (278 млрд грн убытков за последние три года). За прошлый год неплатёжеспособным признан 21 банк (87 банков за 2014-2016 гг.), за полтора месяца 2017 г. – временная администрация введена еще в три банка. Реальная доля плохих кредитов по крупным банкам зашкаливает за 50%. Продолжает падать кредитование экономики.[2] 15 февраля рейтинговое агентство S&P включило Украину в топ 10 худших стран с высоко-рисковой банковской системой.
    • Как снежный ком продолжает нарастать госдолг. За 2016 г. сумма государственного и гарантированного государством долга выросла: в долларах - на 8,3%, или на 5,47 млрд дол. (в начале года 65,51 млрд дол); в гривневом эквиваленте - на 22,7,0%, или на 357,58 млрд грн (в начале года 1572,18 млрд грн); госдолг в гривне на одного человека в течение 2016 года вырос с 36 913 грн до 45 213 грн (+22,4%). Уровень госдолга к ВВП составил 82,6% ВВП (порог долговой безопасности – 60% ВВП), а обслуживание госдолга достигло 14% расходов госбюджета (порог долговой безопасности – 10%).
  • В-третьих, правительство В. Гройсмана (коалиция) имеет слабое отношения к остановке падения ВВП и к вялым росткам активизации экономики в отдельных сферах:
    • Небольшой рост в 2016 г., помимо низкой базы сравнения и дозагрузки производственных ГМК-мощностей в зоне АТО, это следствие рекордных урожаев по зерновым и подсолнечнику, а также ускорения жилищного строительства, которое стало альтернативой сбережения доходов населения в условиях неработающей банковской системы. Более того, власти делали и продолжают делать все, чтобы и этих небольших ростков роста не было, напр., ликвидировав поддержку аграрных производителей или существенно ограничив «упрощенку», объявив войну малому бизнесу и т.д.
    • В правительстве заявляют о колоссальной работе по привлечению инвестиций и активизации усилий по продвижению экспорта на новые рынки. По всей видимости, вся эта работа «ушла в свисток» по созданию в 2016 г. целых 4-х (!) новых бюрократических органов: Офиса по привлечению инвестиций, Офиса по продвижению экспорта, Хай-тек офиса и Комитета промышленного развития. На самом деле результатов работы правительства в этих направлениях – ноль:
      • экспорт продолжил падать: по данным Госстата - на 4,6%, по данным НБУ – на 5,2%;
      • иностранные инвесторы не доверяют и не идут в Украину: 2,2 (или 2/3) из 3,4 млрд дол. притока ПИИ по итогам 2016 г. – это виртуальные инвестиции на рекапитализацию банков с иностранным капиталом (в основном российских) за счет переоформления субдолга в уставной капитал (т.е. «живых» инвестиций там не было);
      • инвестиционная активность не отвечает задачам поддержания роста: за 9 мес. 2016 г. доля валового накопления капитала в ВВП всего 13,5% (необходимо хотя бы 20%, а лучше 25-30% и больше как во всех быстрорастущих странах);
      • дерегуляция происходит только на бумаге: правительство утверждает о «реальной» регуляторной гильотине для бизнеса, которая заработала в 2016 г., хотя прогресс в рейтинге легкости ведения бизнеса в 2016 г. составил всего одну позицию (и то за счет изменения методологии). Вот и вся дерегуляция.
  1. «Модернизация инфраструктуры, капитальный ремонт страны»
  • Главная победа – ремонт 949,7 км дорожного покрытия. Правительство: 1) скромно умолчало, что в Украине в конце второго десятилетия XXI века 8,3 тысячи километров дорог до сих пор не имеют твердого покрытия; 2) забыло упомянуть, что 949,7 км – это всего 0,55% общей протяженности автодорог страны, и такими темпами на их ремонт понадобится 180 лет, 3) увеличения темпов дорожного строительства в ближайшее время не предвидится – финансирование Укравтодора на эти цели в 2017 г. увеличено всего на 0,4%, но в отличие от 2016 г, когда 100% средств бралось из общего фонда госбюджета, теперь всё предполагается брать из негарантированного специального фонда.
  • Вторая победа – результаты работы «Укрзализныци». Компания получила прибыль в 303 млн грн, но она: 1) рассчитана по национальным стандартам бухучета; если же пересчитать финрезультат железнодорожной монополии на МСФО – компания закончила год с убытком в 6 млрд грн; 2) одно только февральское 2016 года повышение тарифов на 15% сгенерировало дополнительный доход в 5,9 млрд грн, без которых выход в прибыльность даже по отечественным стандартам был бы нереален. Как успех – отмечены закупки и модернизация вагонов и локомотивов. Но при этом – впервые за годы независимости наблюдался такой дикий коллапс с обеспечением отраслей экономики вагонами для перевозок. Только по металлургической отрасли из-за перебоев в сфере грузовых железнодорожных перевозок и поставок металлопродукции на металлургические заводы госбюджет не досчитался почти 1,8 млрд дол. США потенциальных поступлений.
  • Правительство заявило о начале возрождения отечественных аэропортов. Это не соответствует действительности: 1) в Украине, имеющей более трех десятков аэропортов, в т.ч. 17 со статусом «международного», 94% потока пассажиров пришлось всего на пять («Борисполь», «Киев», «Одесса», «Львов» и «Харьков»); 2) внутренние перевозки составляют всего 12% общего уровня; 3) каждый второй отечественный аэропорт не эксплуатировался, а многие другие – лишь имитировали роботу (к примеру, международные аэропорты «Черновцы» и «Кривой Рог» отправляли/принимали в среднем соответственно 35 и 25 пассажиров, т.е. меньше одного небольшого самолета регионального класса).
  1. «Сделаны важные шаги в достижении энергонезависимости»
  • Едва ли не главным достижением в сфере энергетики правительство называет отсутствие импорта газа из России на протяжении 440 дней. Но потребление и добыча газа не изменились в 2016 г., а сокращение импорта газа на 32% с 16,4 до 11,1 млрд кубометров произошло за счет уменьшения его закачки и увеличение отбора из ПХГ. Правительство В. Гройсмана решило просто «проесть» накопленные ранее газовые запасы в ПХГ в надежде на теплую зиму и сокращение потребления населением после драконовского повышения тарифов. Но такие надежды не оправдались. Украинцы уже закрутили газовые вентили по максимуму после грабительского повышения тарифов правительством А. Яценюка в 2015 г., когда по итогам 2015 г. потребление газа сократилось на 22,6%. Очередное повышения тарифов привело только к росту числа получателей жк-субсидии на 3 млн домохозяйств, что само по себе не стимулирует население к повышению энергоэффективности. В условиях прекращения поставок угля с неконтролируемой территории, этот резервный запас газа в ПХГ, которого уже нет, смог бы ликвидировать образовавшийся дефицит маневренных генерирующих мощностей и не допустить надвигающихся веерных отключений электроэнергии по Украине.
  • В газовом секторе по количественным показателям правительство смогло только отчитаться о планах (не достижениях!) по увеличению реверсных возможностей на границе со Словакией. Реальных достижений у правительства нет. Уже доступная по 2016 г. статистика свидетельствует о провале задекларированных правительством целей по созданию условий для роста внутренней газодобычи. Но несмотря на многократное повышение тарифов для населения в 2014-2016 гг., предприятия Нафтогаза (Укргаздобыча и Укрнафта) сократили добычу газа на 0,8%. А падение добычи нефти и газового конденсата составило и вовсе 7,5% - с 2,4 до 2,2 млн тонн.
  • Реформа рынка электроэнергии, направленная на создание конкуренции на рынке и предоставление потребителю качественных услуг по конкурентной цене так и была начата, а цели по росту угледобычи, повышения эффективности и переводу угольных шахт на бездотационный режим с треском провалены. Добыча угля на находящихся в ведении Минэнергоугля угольных предприятиях, добывающих уголь газовой группы, сократилась в 2016 г. на 15%.
  • Также правительству нечего предъявить в энергосбережении и энергоэффективности. Правительство и дальше пытается пиариться на программе «теплых кредитов», которая из-за своего скудного бюджета не оказывает ни малейшего эффекта на уровень энергоэффективности в стране. Для снижения потребления газа в жилищном секторе необходимы огромные инвестиции в энергоэффективность, которые профильный вице-премьер-министр Зубко в январе 2017 г. оценил в 22 млрд евро. При этом на «теплые кредиты» правительство заложило в бюджет-2017 только 13,7 млн евро (400 млн грн в общем фонде) или 0,06% от необходимой суммы. Такими темпами правительство сможет насобирать требуемую сумму на повышение энергоэффективности жилищного сектора только за 1667 лет!
  1. «Повышение социальной защищенности граждан»
  • Согласно отчету правительства, экономический рост позволил сделать первые шаги для повышения социальной защищенности граждан и справедливости, прежде всего, в повышении зарплат. Однако реальные зарплаты в Украине в 2016 году оставались гораздо ниже, чем 3 года тому назад.
    • Повышение номинальных зарплат в прошлом году не позволяет отыграть падение в реальных зарплатах за предшествующие 3 года: (1) Реальная зарплата в декабре 2016 г. все еще ниже на 13,6% уровня декабря 2013 г.; (2) Зарплата в долларовом выражении ниже уровня 2013 года. Средняя зарплата в долларах в декабре 2016 г. составляла 246,33 дол., что на 10,3% выше уровня декабря 2015 г. (223,3 дол.) и ниже на 4,0% уровня декабря 2014 г. (256,75 дол.), ниже уровня декабря 2013 г. (444,3 дол.) – в 1,8 раза.
    • Украина не дотягивает даже до уровня зарплат своих ближайших соседей: Болгарии, где среднемесячная з/п составляет - 510,9 €, Румынии - 590,8 €, Литвы - 748,9 €, Латвии - 896,0 €, Венгрии - 960,0 €, Польши - 1 066,7 €, не говоря уже о странах «старой Европы» - Австрии - 3 729,4 €, Германии - 3 975,0€, Франции - 3 831,3 €. Чистый ожидаемый заработок украинского трудового эмигранта как минимум в 4 раза выше, чем заработок в Украине.
  • Мизерными остаются пенсии:
    • Пенсия едва покрывает стоимость минимального продуктового набора, что тут о говорить о лекарствах, проезде, одежде, квартплате в 2 тыс. грн. На конец 2016 года средняя пенсия составляла 1828,33 грн (70 дол. по курсу 26,28), а для 56% пенсионеров – 1247 грн (48,0 дол.). Стоимость минимального продуктового набора[3] составляет 1240 грн.
    • Правительство В.Гройсмана стало первым, которое отказалось симметрично поднять минимальные пенсии вместе с увеличением минимальной зарплаты. При выходе на пенсию, пенсионер теряет 60-70% своего трудового дохода. Человек с минимальной зарплатой в 2017 году сможет рассчитывать на пенсию в 39,0% своего трудового дохода.
    • Рост пенсий не успевает за ростом цен. Всего с конца 2013 года на начало 2017 года пенсия выросла на 19,8%, а вот цены в два раза. Правительство обещает, что до конца 2017 года, средняя пенсия должна вырасти на 269,4 грн до 2001,4 грн, а минимальная до 1373 грн, и то дополнительные деньги пенсионер начнет получать только с мая – в январе-апреле минимальная пенсия останется на уровне декабря 2016 года. Согласно опросу бизнеса, проводимого НБУ в рамках индекса деловых ожиданий, в 2017 году инфляция составит 16,1%.
  • Правительством взят курс на сокращение количества студентов, которые получают стипендию. В 2017 году получать стипендию будут 50% студентов. Предполагается, что в последующих годах их количество будет сокращаться. Предварительно в 2018 г. - до 25%, а уже в 2019 до 15%.
  • Правительство отметило как достижение увеличение размеров прожиточного минимума в 2016 году на 16,1% против утвержденных в конце 2015 года +12,5%. Но повысить прожиточный минимум с января, и повысить его с 1 декабря совсем не одно и то же. В первом случае человек получает увеличенные доходы весь год, во втором – один месяц. В итоге, человек, чьи доходы были равны прожиточному минимуму, за 2016 год получил денег всего 8,6% больше, чем в 2015 году (приблизительно +110 грн в месяц)[4]. При этом инфляция составила 13,9% год к году. +16,1 % против утвержденных 12,5% в декабре – это эквивалент +4,14 грн/мес на протяжении года к минимальной зарплате и + 3,98 грн к минимальной пенсии. По сравнению с 2013 годом прожиточный минимум, выплаченный за год, увеличился меньше чем на четверть (+24,8%), но при этом цены выросли вдвое!
  • Особый предмет для гордости - адресными субсидиями ЖКХ обеспечено 6,7 млн. семей. На самом деле – это показатель обнищания населения в результате работы нынешнего правительства, при котором уровень бедности, как сказано в самом отчете, достиг 56,7%(!) населения[5].
  • Как позитив отмечено то, что 335,7 тыс. малообеспеченных семей получало государственную социальную помощь. Однако, как уже отмечалось, даже официальный уровень абсолютной бедности оценен в этом же отчете на уровне 56,7%, относительной бедности[6] – 24,1%. В Украине проживает 15 миллионов домохозяйств, т.е. охваченные соцпомощью 335,7 тысяч семей – это 2,2% всех домохозяйств.
  • Правительство не преминуло в очередной раз напомнить, что с 1 января 2017 года минимальная зарплата увеличена вдвое, и уже в январе 2017 года 3,5 млн украинцев получили увеличенную минимальную зарплату. Бесспорно, повышать минимальную зарплату необходимо. Вот только делать это надо правильно, давая при этом реальные стимулы для перезапуска экономики – поддержки экспорта, инвестиций, создания рабочих мест, открытия малого бизнеса, а не вводя драконовские штрафы за несоблюдение трудового законодательства. Неудивительно, даже согласно официальным оценкам, повышение минимальной зарплаты в 2 раза даст ряд негативных эффектов:
    • Вообще не получат никакой зарплаты как минимум 630 тысяч человек. В целом, по оценкам НБУ, в 2017 году занятость сократится на 5 процентных пункта по сравнению с 2016 годом, что будет соответствовать 10% -му уровню безработицы по методологии МОТ.
    • Рост минимальной зарплаты, который не подкреплен ростом продуктивности, быстро съест инфляция. 26 января 2017 года НБУ ухудшил прогноз инфляции на 2017 год с 8% до 9,1% из-за повышения минимальной заработной платы до 3200 гривен. Однако бизнес ожидает роста цен на 16,1% в ближайшие 12 месяцев, что аккурат в 2 раза выше официального прогноза.
  • Правительство также отметило, что наблюдается рост количества реально работающих предпринимателей и предприятий. Вместе с тем, оно скромно умолчало о том, сколько бизнесов прекратило свое существование из-за правительственных инициатив. С момента подписания закона остановило свою работу более 245 тысячи частных предпринимателей[7] или 12% от их общего количества. В конце 2016 года сокращений ожидали 18,3% малых предприятий.[8]
  • Правительство похвалилось успехами в части политики занятости и борьбы с безработицей, но манипулятивно пользовалось при этом показателями официальной статистики Госслужбы занятости, которая покрывает лишь незначительную часть безработных: официальная безработица за 2016 год действительно сократилась с 1,9 до 1,5%. Однако согласно Международной организации труда – у нас безработица в III квартале (последние опубликованные данные) составила 8,8%, а на протяжении 2016 года была 0,2 п.п. выше, чем в 2015 году. Это один из самых высоких показателей за последние 10 лет.[9]
  1. «Начаты реформы образования и здравоохранения»
  • В сфере здравоохранения, КМУ представил как достижения:
    • Решительный шаг к современной системе финансирования здравоохранения. Он заключается в принятии Концепции, которая представляет собой набор лозунгов, таких как «деньги ходят за пациентом» без понятных обществу механизмов их внедрения и нереальными сроками ее реализации (3 года). По сути, единственным устремлением предложенного механизма является экономия бюджетных денег на пациентах. Пока писались концепции, в реальной жизни финансирование медицины падало, а доля сводного бюджета на здравоохранение в 2016 г в ВВП не дотягивала даже до 2013 г. (9% против 12%).
    • Развитие службы общественного здоровья. На практике вся деятельность свелась к созданию рабочей группы, написанию Концепции и проекта плана по ее реализации. В реальности специально созданный на основе бывших СЭС Центр общественного здоровья МОЗ не может законно выполнять свои функции т.к. для его деятельности не разработан и не обновлён ни один нормативный документ. Как следствие количество групповых кишечных инфекций и количество пострадавших за 2016 год увеличилось почти на треть по сравнению с прошлым годом (вспышек 142 против 101, пострадавших 2 877 против 1 549). Украина по-прежнему лидер в Европе по темпам распространения ВИЧ/СПИД, вирусного гепатита С, и остается страной с высокими показателями по заболеваемости туберкулезом, и в мире – по показателям смертности от сердечно-сосудистых заболеваний.
    • Улучшение ситуации по обеспечению вакцинами и наличие всех вакцин для прививок. Но при этом умалчивается, что из-за срыва госзакупок за бюджет в 2016 г., по данным Представительства ООН в Украине, уровень вакцинации в стране был самым низким в мире (на август 2016 года, только 30% детей полностью вакцинированы от кори, 10% – от гепатита В и только 3% – от дифтерии, коклюша и столбняка), что поставило страну на грань эпидемических осложнений.
    • Реорганизация системы первичной и вторичной медпомощи. Предложенный отчет - это набор обещаний на 3 года вперед: ввести гарантированный бесплатный пакет медпомощи, создать европейскую модель семейной медицины, организовать госпитальные округа на вторичном уровне.
    • Борьба с сердечно сосудистыми заболеваниями. Достижение - к 10 имеющимся присоединились еще 5 областей, где функционируют реперфузионные сети, внедрены «наисовременнейшие» системы помощи больным с острым инфарктом миокарда в соответствии с новым унифицированным клинпротоколом, составленным на основе самых современных стандартов европейских стран и США. Отмечено, что в кардиоцентрах Украины проведено более 5 тыс. первичных стентирований. В реальности – это 14 в день на всю Украину и по одному на 15 имеющихся центров. Как особая заслуга отмечено, что у нас в 2 раза ниже, чем в Европе, показатель перкутарных реперфузий (150 против 371 на млн населения), но за год он увеличился на 8 пунктов (был 142 на 1 млн/нас.). При этом не отмечено, что стоимость одного стентирования не подъёмная для среднего украинца (стартует от 30 тыс. грн). Из отчета не понятно, какое отношение ко всему этому имеет правительство. Но, даже если и есть его заслуга, то в целом работу в стране по борьбе с ССЗ нельзя назвать даже удовлетворительной. Украина - мировой лидер по показателям смертности от сердечно-сосудистых заболеваний (64% в структуре общей смертности - это около 500 000 человек в год) и созданием только центров эта проблема не решается.
    • Увеличение доступности лекарственных средств. КМУ отметил, что принял акты по введению с 01.01.2017 гг. госрегулирования цен на лекарственные средства (референтное ценообразование) и с 01.04.2017 процедуры возмещения стоимости лекарств для лечения ССЗ, диабета II типа и бронхиальной астмы (реимбурсация). Но, принятые документы оказались не пригодными для работы, сроки старта «реферирования» были сорваны и перенесены на 1 апреля, до сих пор правительство не вносит ясность как их имплементировать, а из аптек постепенно начинают исчезать лекарства, на которые планировали снизить цены.
  • На практике ситуация уже критическая. Дефицит врачей на первичном уровне уже достиг 30%, маттехобеспечение «первички» не более 40% от потребности, для пешеходной доступности не хватает около 4 тыс. амбулаторий (есть 5 тыс., надо 9 тыс.). На вторичном уровне медикаменты профинансированы менее чем на 8%, штатное расписание ликвидировано, врачи под угрозой увольнений.
  • При всем этом правительство сбрасывает содержание медицинской сети на местные бюджеты (коммунальные расходы). Фактически решает вопрос повышения зарплаты медикам за счет увольнений, а увеличением минимальной зарплаты создает уравниловку между врачами и техническим персоналом.
  • Под лозунгом реформы пытается убедить участковых врачей оформляться как ФОП, при этом не спешит принимать изменения в нормативные акты, не давая никаких официальных расчётов по уровню оплаты таких ФОП и на всех публичных выступлениях «забывает» предупредить врачей, что работая как ФОП он может остаться без жилья и средств к существованию.
  • В образовании как достижения правительства презентуются:
    • Новый санитарный регламент для дошкольных учреждений – как шаг на пути облегчения открытия детсадов. На практике, многие нормы этого документа не только не облегчают процесс работы дошкольных учреждений, а за счет нечетких норм стимулируют коррупцию среди проверяющих.
    • Увеличение на 53% охвата детей с особыми потребностями инклюзивным образованием и на 7,7% специальных классов. Правда не указано, а сколько таких классов надо и сколько детей нуждается в инклюзивном образовании. По статистике в Украине количество детей с инвалидностью составляет 167 тыс. или 2% от всего детского населения (8 млн). В реальном измерении цифры не такие оптимистичные. Наибольшее количество детей, которые обучаются в инклюзивных классах, в Киеве – 345, наименьшее – в Луганской области – 12. В целом по Украине в 14 регионах количество детей, которые обучаются в инклюзивных классах, не превышает сотни. В 2015/2016 учебном году общее количество таких детей составило 2 720. Т.е. в основном все дети-инвалиды обучаются в интернатах, где качество образования «на втором месте».
    • Модернизация ПТУ. На практике все, что происходило с ПТУ в 2016 году – это не модернизация, а уничтожение профтехобразования. В 2016 году ПТУ остались без госфинансирования, их перебросили на местные бюджеты, где образовался дефицит 4-6 млрд грн. В зоне риска оказались 800 учреждений и 300 тыс. учеников. Вообще без денег остались 78 ПТУ в 33 городах 14 областей.
  • В целом в образовании в 2016 г. правительству гордится нечем, что собственно и подтвердил отчет.
    • Малокомплектные школы продолжали сокращаться (на начало 2015/2016 учебного года их было около 300), а процесс создания опорных затормозился. Например, в Закарпатской области не создано ни одной, а на всю Николаевскую, Черниговскую, Винницкую области - по 2 опорные школы.
    • Программа «Школьный автобус» не работает (что-то закупают регионы), но в целом дети ходят в селах по 5-10 км в школу пешком, а зимой вообще не ходят. Кадровая проблема в селах нарастает – один учитель читает по 2-3 предмета. Зарплату учителям обвешают поднять на 30%, но, как и у всех других бюджетников, она будет нивелирована увеличением минималки.
  1. «Децентрализация и реформа госслужбы»
  • Как успех было представлено создание 207 объединенных территориальных громад (в дополнение к 159, которые были созданы в 2015 году), в которых проведено первые местные выборы (включили 946 более 9% местных общин базового уровня). Далеко не все ОТГ стали финансово самостоятельными - не в каждом селе стоит Бурштынская ТЭС или химзавод, который наполняет бюджет. Так, несмотря на анонсированное увеличение доходов ОТГ из 159 громад Украины (объединившихся в 2015 г.), в 2016 году дотационными оставались 125, т.е. более 78% от их общего количества. Только 34 громады обрели финансовую самостоятельность – 11 сбалансированные[10] и 23 бюджета – донорские (т.е перечисляют деньги в госбюджет). [11] В 2017 году только 48 ОТГ из 365 будут перечислять деньги в бюджет. Проблема в том, что помимо дополнительных доходов, при объединении на этот объем громады получили и дополнительные обязательства – садики, ветхие дома культуры, устаревшую инфраструктуру дорог и т.д.
  • Собственные доходы местных бюджетов выросли на 41,6% в сравнении с 2015 годом. Но если бы не произошло перераспределения доходов между местными и центральным бюджетом, то темпы роста доходов местных бюджетов могли бы быть выше. Объемы подоходного налога, который забрали на центральный уровень, в разы больше, чем доходы, которые были переданы во время реформы межбюджетных отношений в конце 2014 года. Так, в Госбюджет-2016 было получено 59,8 млрд грн подоходного налога. Для сравнения в 2016 году в местные бюджеты поступили новые доходы почти в 3 раза меньшем объеме: 5% акциз (11,6 млрд грн), налог на прибыль (5,9 млрд грн), плата за предоставление административных услуг (2,1 млрд грн), государственная пошлина (0,4 млрд грн). Доходы от нагремевшего налога на недвижимость составили всего 1,4 млрд грн или 1% собственных доходов местных бюджетов.
  • По мнению правительства, удельный вес местных бюджетов в общих доходах сводного бюджета вырос с 18,5% в 2015 году до 21,8% в 2016 году. На самом деле удельный вес доходов местных бюджетов сократился. При том, что на местный уровень были переданы значительные дополнительные полномочия, удельный вес их доходов (без учета субвенций на льготы ЖКХ и социальные выплаты - роль местных бюджетов в осуществлении социальных платежей остается технической) в сводном бюджете сократился с 39,0% в 2013 году до 34,8% в 2016 году.
  • Была продолжена и расширена практика сбрасывания на места непропорционально больших дополнительных новых расходов. Правительство акцентирует внимание на том, что полностью взяло на себя бремя финансирования делегированных полномочий по образованию и здравоохранению. Субвенции местным бюджетам покрывают лишь 76,9% расходов местных бюджетов в сфере здравоохранения и 49,3% – в сфере образования. [12] Объемы образовательной и медицинских субвенций в госбюджете 2016 не учитывают повышения зарплат, роста уровня инфляции, стоимости коммунальных услуг и энергоносителей, необходимость проведения индексации работникам бюджетной сферы, дополнительные нужды для обслуживания беженцев. В 2017 году Ассоциация городов Украины перечислила такие недофинансированные полномочия: 2,2 млрд грн льготных перевозок, 7,3 млрд грн задолженности в тарифах прошлых периодов, 9,2 млрд грн – расходы на содержание непедагогического персонала в школах, 1,2 млрд грн – повышение тарифов на внешнее освещение, 12 млрд грн – пеня и штрафы коммунальных предприятий.
  • Бутафорской выглядит т.н. «реформа государственной службы». Если не брать во внимание очередную стратегию и концепцию, то она ограничилась формированием комиссии по вопросам высшего корпуса госслужбы и проведению 110 конкурсов на должности категории «А» (госсекретари, главы ОГА и РГА). Едва ли не каждый из них заканчивался скандалом, фальсификацией результатов, пропихиванием на должности согласованных кандидатов, среди которых – и знатные коррупционеры, и просто безграмотные люди.
  1. «Борьба с коррупцией»
  • Самые большие успехи оцениваются «полноценной» (наконец-то, на третий год) работой НАЗК, подготовкой к запуску Нацкоррактивов и Госбюро расследований, а также первым этапом е-декларирования. На практике от этой новой антикоррупционной рамки почти что нет никакого толку – она съела в 2016 году 1075,3 млн грн средств налогоплательщиков, в 2017 году обойдется уже в 2179,3 млн грн – но до сих пор не посажен ни один коррупционер, коими кишит новая власть, ни одно расследование не доведено до логичного завершения, а многие – из-за низкого качества проведения – просто разваливаются в судах.
  • НАБУ весь год увлеченно отмазывала «своих» коррупционеров, легализовывало «невиновность» фигурантов «оффшорного скандала», боролась с незадачливым «квартирным коррупционером» С. Лещенко (и ожидаемо проиграла). НАПК с третьей попытки, под гигантским давлением наших международных партнеров все-таки запустило е-декларирование, но даже с первой волной декларантов (105 тыс.) справилась с огромным трудом, вторая волна (до 1 апреля, более 1 млн декларантов) – может стать для нее «девятым валом». Нацкоррактивов и ДБР – пока что бумажные, но достаточно недешевые институции. Их совместная мощная «антикоррупционная работа» принесла бюджету в 2016 году целых 165 тыс. грн от реализации конфискованных приобретенных коррупционным путем активов.
  • В результате Украина ожидаемо получила в свежем рейтинге Transparency International 131 место (расположившись ниже Сьерра-Леоне, Гондураса и Джибути, и лишь ненамного опередив Мьянму, Гватемалу и Папуа-Новую Гвинею»), набрав всего лишь 29 баллов из 100 и попадя в группу «позор нации».
  1. «Увеличение безопасности государства и граждан»
  • Основными достижениями правительства отмечены продолжение создания патрульной полиции, утверждение стратегии реформирования ГСЧС, увеличение количества военнослужащих-контрактников, своевременное финансирование армии, продолжение реформирования Минобороны и Генштаба, закупка 1040 квартир для военных.
  • На самом деле – это одно из самых провальных направлений деятельности правительства:
    • Уже очевидно, что реформа патрульной полиции с треском провалилась. Новые патрульные полицейские массово покидают службу (к примеру, в Киеве из тех, кто в числе первых 2 тысяч приступал к службе – осталось меньше половины), а большинство остальных – оказались не только не способными противостоять разгулявшейся преступности, но абсолютно неподготовленными с профессиональной точки зрения. Новоназначенный глава Нацполиции С. Князев дал им исчерпывающую оценку: «Деньги не берут, но и ничего не умеют делать».
    • Тем временем Украина превратилась в самую опасную для проживания и пребывания страну Европы. За 12 месяцев прошлого года в Украине было зарегистрировано 592,6 тыс. преступлений (это на 27,4 тыс. больше, чем в 2015 году). Количество особо тяжких преступлений, хоть и уменьшилось, превысило 19 тысяч. В то же время существенно возросло количество тяжких преступлений: со 177,9 тыс. в 2015 году до 213,6 тыс. в 2016 году, что на 35,7 тыс. (или на 20%) больше. Наиболее распространенными в прошлом году, так же как в 2015-м, были преступления против собственности – 405,6 тыс. правонарушений, в том числе из них – 312,0 тыс. краж, 46,0 тыс. - мошенничеств и 27,1 тыс. - грабежей. Зафиксировано 46,0 тыс. преступлений против жизни и здоровья человека, в т.ч. 5992 умышленных убийств (19 убийств было совершено с особой жестокостью, 126 - из корыстных побуждений, 13 - по заказу). Также зафиксировано 23 тыс. преступлений в сфере оборота наркотических средств. Вместе с тем, раскрываемость преступлений заметно упала: если в 2013 году раскрывалось 45% преступлений, в 2014 году – 44%, в 2015 году – 39%, а уже в 2016 году – меньше 30%!
    • При рекордном за все годы независимости оборонном бюджете (всего на МО и Нацгвардию в 2016 году было выделено 68,4 млрд грн, на 2017 год предусматривается 74,5 млрд грн) перевооружение идет крайне неудовлетворительными темпами: в 2016 году поставлено немногим более 1300 единиц вооружений и военной техники (ВВТ, в 2015 году – 4700 единиц). Практически не финансируются ни разработка, ни выпуск новых, современных и эффективных систем ВВТ – загрузка предприятий ОПК составляет около 25% против 35% год назад, а основной акцент сделан на выпуск грузовиков, а также освоение производства санитарного и ремонтного БТР, а не высокоточного оружия. Например, способный выпускать современные, конкурентоспособные ракетные комплексы «Южмаш» едва сводит концы с концами, перебиваясь выпуском десятка тракторов и трамваев.
    • Даже в решении социальных вопросов для армии нынешнему правительству похвалиться нечем: закупка 1040 квартир для военнослужащих и выплата компенсаций еще 404 семьям – это капля в море на фоне 43,9 тыс. военных, десятилетиями стоящих в очереди на жилье. При таких темпах эта проблема снимется не раньше 2047 года.

В целом нынешнее правительство оказалось гремучей смесью неорганизованности и непрофессионализма:

  • Ни одно его заседание не прошло без грубейших нарушений собственного Регламента;
  • Пачками принимаются решения, включенные в повестку дня прямо перед заседанием или уже на самом заседании;
  • Семь месяцев были заблокированы по всей стране тендеры на ремонт автомобильных дорог – из-за отсутствия подзаконных актов;
  • Правительство оказалось беспомощным в части работы с МФО: ему понадобился год после принятия соответствующего закона, чтобы написать порядок освобождения от НДС операций в рамках японского кредита на Бортницкую станцию аэрации. Осенью из-за неспособности освоения средств были отозваны 220 млн дол. Мирового банка для Укравтодора.
  • Лишь за месяц до конца года у министров дошли руки до утверждения финансового плана на 2016 год по ДП «Укргаздобыча» (крупнейшей газодобывающей компании страны) и ГП «Укрхимтрансаммиак» (оператора крупнейшего в мире аммиакопровода «Тольятти-Одесса), за две недели - НАЭК «Энергоатом», за три дня (28 декабря) - ГП «Объединенной горно-химической компании» (титанового гиганта) и ПАТ «Центрэнерго» (крупнейшего оставшегося на сегодня в госсобственности объекта тепловой генерации).
  • Все хуже В.Гройсману удается гасить конфликты как внутри исполнительной власти (с Омеляном из-за «Укрзализныци», Кубива – Коболева за «Укртрансгаз» и т.д.), так и за ее пределами (и.о. главы МОЗ за пару месяцев умудрилась побить горшки со всей медицинской элитой, а вице-премьер В. Кириленко – продолжить войну с многочисленными объединениями деятелей культуры). А отдельные заявления членов его команды (как, например, Министра культуры Е. Нищука об отсутствии «украинской генетики» у жителей Донбасса и центральной Украины) в цивилизованной стране уже давно бы отправили это правительство в политическое небытие.

Выводы

Ключевым рефреном всех разделов отчета правительства являются «реформы» и «улучшение жизни граждан». Но на самом деле – ничего из этого не происходит.

  • Даже такие лояльные к нынешней власти структуры, как VoxUkraine, Европейская бизнес-ассоциация в своих последних отчетах отмечают – реформы остановились, их нет, те проблемы, которые стояли три года назад, сохраняются и сейчас почти в неизменном виде.
  • А по мнению граждан – основных бенефициаров позитивных изменений в результате реформ – в большинстве сфер жизни положение в Украине в 2016 году существенно ухудшилось[13]. Наиболее негативные изменения произошли в уровне цен и тарифов - здесь ухудшение отметили 88,5% населения, в экономическом положении Украины (77%), в уровне стабильности (75%), уверенности граждан в завтрашнем дне (74%), уровне благосостояния семьи (73%), в отношении граждан к власти (72%). Кроме того, преимущественно ухудшение было указано в ситуации с преступностью (62%), в здравоохранении (54%), оплате труда (54.5%), социальной защите (49%), пенсионном обеспечении (49%), соблюдении законности государственными служащими (43%). В основном не произошло положительных изменений в таких сферах, как положение русскоязычного населения (70%), положение религиозных и этнических меньшинств (64%), межнациональные отношения (64%), уровень свободы слова (49%), уровень демократии (46%), соблюдение прав и свобод (46%), образование (43%). В целом ситуация в стране, по мнению 73% населения, изменилась к худшему.
  • Перспективы на 2017 год также видятся достаточно сомнительными: через сутки после представления «победного отчета» правительство вынуждено было ввести чрезвычайное положение в энергетике, а еще через день МЭРТ обнародовал информацию о том, что проправительственные эксперты, привлеченные к составлению консенсус-прогноза, ухудшили прогноз роста ВВП с 2,9% до 2,4%, при этом посчитав, что инфляция составит 11%. И уж совсем обыденно на этом фоне прошла новость о падении Украины со 162 на 166 место в рейтинге экономических свобод Heritage Foundation, что соответствует уровню «угнетенная экономика», в котором нашими соседями стали Судан и Ангола.

[1] Например, к победам отнесена закупка «Укрзализныцей» 9 пассажирских вагонов – это позволило обновит парк этого класса вагонов на 0,17%, но по сравнению с 2015 годом (закупка – 0 вагонов) – это «прорыв».

[2] Кредитный портфель в валюте за 2016 г. снизился на 4,7 млрд дол., что не перекрывает рост кредитования в гривне на 73 млрд грн.

[3] определенного корзиной прожиточного минимума в реальных ценах супермаркета Фуршет

[4] Для прожиточного уровня для трудоспособных это +113,83 грн для нетрудоспособных + 109,42 грн

[5] Бедность по абсолютному критерию – расходы ниже фактического прожиточного минимума.

[6] 75% медианных совокупных расходов населения

[7] https://opendatabot.com/fop

[8] Согласно исследованию НБУ

[9] Выше был только в 2014 г. (в IV квартале 2014 года уровень безработицы достиг 10,6% среди населения 15-70 лет).

[10] Т.е. они полностью самофинансируемые, не требуют дотации, но и не являются донорами

[11]https://www.izbirkom.org.ua/publications/Detsentralizatsiya-25/2016/Konsultant-Olesya-Golyinskaya-Adaptatsionnyiy-period-dlya-obyedinennyih-gromad-neprost_-odnako-rezultatyi-byudjetnoy-detsentralizatsii-uje-est-5910

[12] На практике, субвенции рассчитываются исходя из одного единственного критерия – остатка средств госбюджета, а разницу между тем, что может выделить госбюджет и тем, что необходимо, чтобы фактически предоставить услуги образования и здравоохранения, добровольно-принудительно покрывает местный бюджет.

[13] http://finbalance.com.ua/news/Tretina-ukrantsiv-hotovi-shche-terpiti-znizhennya-rivnya-zhittya-zaradi-reform---opituvannya